Когда несколько лет назад в прокат вышел немецкий фильм «Прочисть мозги!» (Free Rainer), российские зрители встретили его с плохо скрываемым равнодушием. Бодро стартовавшая история про циничного телепродюсера Райнера внезапно трансформировалась в летопись протеста против террора масс-медиа, а закончилась и вовсе утопической колыбельной о возрождении великой немецкой культуры.

Сперва Райнер, придумывая все более изощренные в своем идиотизме телепроекты, занимался сознательным оболваниваем зрителей, а тихий голос совести глушил кокаином и быстрой ездой. Пережив автокатастрофу, он берется за ум и начинает партизанскую борьбу за повышение качества национального ТВ. Поскольку напрямую — путем создания «умных» телешоу — ему не дает действовать высокое начальство, зацикленное на рейтингах, Райнер решает вырвать сам корень зла. Он взламывает электронную систему «пиплметров», формирующих рейтинги, и разрывает шаблоны в головах телевизионных боссов, накручивая до неправдоподобия показатели передач о культуре. Телевидение на глазах становится интеллигентным, и зрители, тоже быстро поумнев, бросают его совсем, отправляясь в книжные магазины и городские парки.

Чтобы из этой истории вышло приличное кино, режиссеру нужно было развивать коллизии только первой части, связанные с красивой и опасной жизнью телепродюсера. Слишком неправдоподобным и совсем не зрелищным кажется внезапное просветление героя и, тем более, неожиданный эффект всех его махинаций с рейтингами.

Но, уклонившись от зрительского успеха и от участи стать очередной вариацией на вечную тему Бегбедера, фильм «Прочисть мозги!» сделался свидетельством эпохи, гласом вопиющего перед телевизионным приемником.

Так часто бывает с посредственными фильмами: режиссер пытается сказать что-то важное, но путается в средствах и отпугивает зрителя.

Между тем, это немецкое кино — красочная иллюстрация российской культурной модели, воплощение идеального сценария, который живет в головах многих наших деятелей культуры. Уважаемые мэтры давно и убедительно говорят о безобразии, творящемся на российском ТВ, одновременно глупом и услужливом, о катастрофическом падении интереса к чтению, общего культурного уровня россиян. Они, кажется, были бы счастливы, если б в «ящике» остался один канал «Культура», а зрители, в самом деле, оторвались от телеэкранов и перечли хотя бы Пушкина.

Может быть, по-своему этот обобщенный народный артист России и прав, но только борьба с современным телевидением, сколь благородна бы она ни была, напоминает борьбу с современным искусством, которую безуспешно попытался развязать художник Илья Глазунов.

Надо понимать, что наше телевидение со всем его «оскотинивающим» программированием — не результат чьих-то козней или злой воли, а естественный итог исторического развития, воплощение рыночной и политической целесообразности. То есть, телеканалам жизненно необходимо привлекать зрителей, чтобы продавать рекламное время и окупать свое недешевое вещание. Что же странного в том, что они это делают наиболее эффективными способами — скандалом, криком и демонстрацией, как выразились бы пожилые мэтры, «исподнего»?

В интернете, чтобы привлечь зрителя, и не такое делают — от эксплуатации национализма до троллинга властей. Впрочем, самый надежный и нестареющий способ — это показать смешную кошку или собачку, снятую на широкоугольную камеру — технология, утвержденная и одновременно осмеянная в одном из эпизодов энциклопедии современной жизни, сериала «Южный Парк». Собственно, канал, где непрерывно показывают собачек, уже есть — он открылся совсем недавно и предназначен даже не для людей, а для самих животных. Тем не менее, ролики этого DogTV с резвящимися щенками и бегущим сквозь кукурузное поле лабрадором — это чистое нерефлексивное счастье.

В отличие от продюсеров, работающих в сети, зажатые с одной стороны рынком и необходимостью привлекать аудиторию, а с другой — политическим благоразумием и нежеланием телевизионного начальства получать трепку от властей, телепродюсеры вынуждены создавать творческий продукт в узких рамках заданных правил. Получается, конечно, не всегда хорошо. В основном, прямо скажем, совсем нехорошо, но время от времени появляется какой-нибудь единичный телепроект, который можно посмотреть и обсудить без ущерба для психики. Действительно, на нашем ТВ много циников, вроде кокаиниста Райнера, но есть и те, кто пытается, с оглядкой на Запад или на интернет, сделать приличный материал.

Теперь главное. На текущей неделе президенту должны представить разработанную модель так называемого общественного телевидения — то есть такой формы ТВ, которая одновременно независима и от диктата рынка (то есть рекламы и рейтингов), и от государства, и служит интересам общества. А именно — предоставляет ему возможность получать «общественно значимую» информацию, способствует «развитию самосознания индивида», «обеспечению активного участия граждан в проектировании индивидуального и коллективного будущего» и т. д. — как указано в опубликованном проекте концепции. Глава государства сам предложил заняться этим вопросом в декабрьском выступлении перед федеральным собранием, а это значит, что, по крайней мере, соответствующий указ он до истечения своих полномочий принять успеет. Как тогда будут развиваться события при наилучшем стечении обстоятельств?

Для создания общественного телевидения нужно решить три главных задачи: на какой частоте, а, проще говоря, на какой «кнопке» будет помещаться новый канал. Кто будет им управлять, чтобы в работе редакционного коллектива исключались любые возможности лоббирования чьих-то интересов. И на какие деньги канал будет существовать, опять же чтобы податель средств, будь то государство или частный капитал, не могли нарушать принцип невмешательства в работу редакции.

Последние две проблемы, судя по тексту проекта, более-менее закрыты: финансировать канал предполагается из бюджета, а также за счет спонсорства, грантов и т.д. Управление будет поручено наблюдательному совету, в который не смогут войти ни лидеры партий, ни чиновники, ни сотрудники других СМИ.

Интригой, которая заставляет всех телевизионщиков с интересом следить за проектом, остается частота вещания. До сих пор не определено, будет ли общественно-полезное ТВ реорганизовано из существующего телеканала или создано «с нуля». Первый вариант подразумевает исчезновение с телевизионной карты целого федерального канала. Неважно какой из каналов это будет — в результате этой реформы кто-то лишится любимой передачи, кто-то — рабочего места, а кто-то, наоборот, порадуется перераспределению рекламной доли конкурента. Потому что, как следует из проекта общественного телевидения, рекламы там почти не будет, а та, что останется, будет, скорее всего, социальной или политической.

Как видно, сделать для создания общественного телевидения нужно немало, не говоря уже о том, что затраты на этот проект будут весьма заметными. Но даже решив вопрос финансирования, управления и размещения, авторы проекта общественного телевидения едва ли смогут ответить на самый важный вопрос — а нужен ли на самом деле такой канал обществу? Ведь проект социально ориентированного телеканала существует с начала нулевых — и за все это время россияне никак не выразили своего мнения по этому поводу. С тех пор у нас появился приличный интернет, социальные сети и, в целом, вопрос общественного ТВ, кажется, потерял былую остроту.

Даже если признать, что всемирная сеть пока не дошла до каждой избы в российской глубинке (что, в общем, дело времени), не получается ли, что с общественным телевидением мы уже опоздали, и сейчас это такой либеральный фетиш, который мы сможем разве что предъявить наблюдателям из ОБСЕ? Какими бы прекрасными, гуманистическими и развивающими ни были передачи нового ТВ, как они собираются конкурировать с остальными каналами? Не напоминает ли уверенность лоббистов общественного телевидения, которые считают, что высокие журналистские стандарты такого канала заставят подтянуться всю прочую медиасреду, включая госканалы, утопическую наивность авторов фильма «Прочисть мозги!»?

Нет сомнений в том, что появление еще одного телеканала, будь он хоть четырежды профессиональным, не сдвинет «самосознание индивида» настолько, чтобы тот, вспоминая стихи классика, потащил с базара Белинского и Гоголя.

Начинать тут нужно со школы, а по-хорошему — с общей концепции культурного развития, которой, сколько ни ждем, так и не наметилось. А пока образование и культура будут у нас в таком состоянии, как сейчас, его не спасут никакие дискуссии и никакой инфотеймент. И я лично пойму тех, кто в нынешней ситуации предпочтет круглые сутки любоваться на веселых песиков с канала DogTV, чем снова втягиваться в эту бесконечную и бесплодную интеллигентскую болтовню.

Источник: http://www.ria.ru/authors/20120227/576287703.html

Похожие записи: