Проект закона «О доступе к информации» на конференции, прошедшей сегодня в Астане, депутаты парламента называли историческим. Быть может, он действительно мог стать таковым, если бы на его обсуждение прибыла новый вице-премьер Дарига НАЗАРБАЕВА. Ее имя значилось первым в списке выступающих, но знаменательного события не произошло. Вице-премьер непонятно каким способом, передала привет мажилисмену Нурлану АБДИРОВУ, и он сразу все понял.

Конференцию организовали мажилис парламента совместно с офисами международных неправительственных организаций. Кроме закона «О доступе к информации» участникам обещали обсуждение проектов законов «Об общественных советах» и «О противодействии коррупции».

Депутат Абдиров сделал вид, что для него отсутствие вице-премьера стало полной неожиданностью. Он сначала заочно поблагодарил Назарбаеву за ее неоценимый вклад в продвижение новых законов, а потом объяснил причину отсутствия бывшей коллеги.

— Сейчас идет параллельно мероприятие, связанное с темой вакцинации населения, идет прямая связь со всеми регионами, которую ведет Дарига Нурсултановна, и после этого сразу улетает в командировку, — объяснял Абдиров, словно кто-то в зале может помчаться проверять, чем на самом деле занята вице-премьер. — В связи с этим она попросила передать мне огромный привет и пожелания успеха в нашей нынешней конференции.

Таким образом, правительство проигнорировало обсуждение законопроектов. Впрочем, дискуссии как таковой не было. В самом начале депутат Маулен АШИМБАЕВ усыпил зал лекцией, какие читают студентам юрфака, о теоретических возможностях доступа к информации, а потом похвастался, что отныне в законе точно напишут, какая информация не подлежит засекречиванию и ограничению.

— Мы этот перечень достаточно серьезно расширили. Включили туда такую чувствительную информацию, как факты совершения актов терроризма; состояние пожарной безопасности; санитарная, эпидемиологическая и радиационная безопасность; безопасность пищевых продуктов; формирование, расходование средств республиканского и местного бюджетов и очень много другой информации, которая не должна ни в коем случае ограничиваться для общественности, — объяснял Ашимбаев, делая комкающие движения правой рукой.

Законопроект уже успели одобрить в Генеральной прокуратуре. Заместитель генпрокурора Жакып АСАНОВ говорил о доступе к информации с таким пафосом в голосе, что казалось, в завершении речи он добавит от себя пару прогрессивных идей, но его прелюдия была обманчивой.

— Мне, как представителю надзорного органа, важен вопрос: насколько эффективно будет работать завтра этот закон? Достаточно ли в нем инструментов обеспечения доступа к информации? Полагаю, да. В нем есть необходимые механизмы: можно обжаловать в вышестоящий орган, можно обратиться в прокуратуру, а можно пойти и напрямую в суд, — красноречиво отметил он.

Представитель Верховного суда Жазбек АБДИЕВ был не столь многословен. Он лишь отметил, что Верховный суд и без этого закона считается беспрецедентно открытым. Но, в целом, проект ему тоже нравится.

В то время, когда выступали зарубежные гости — каждый о том, как у них в стране реализуют подобные законы, парламентарии умирали от скуки. Некоторые даже принялись говорить по телефону, вытянув ноги под столом. После кофе-брейка у заместителя председателя Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции Алика ШПЕКБАЕВА, заместителя генпрокурора Жакыпа Асанова, депутатов Загипы БАЛИЕВОЙ, Маулена Ашимбаева и представителя Верховного суда Жазбека Абдиева закончилось терпение, поэтому на обсуждение законопроекта они не остались.

И правильно сделали, потому что руководитель исследовательского центра «Санж» Жанар ДЖАНДОСОВА своим замечанием испортила всем настроение.

— Сейчас подтверждением того, что в стране нет открытого доступа к информации, говорит это заседание. Журналисты сидят по краям. Это какая-то насмешка. Мы обсуждаем закон «О доступе к информации» и при этом не предоставляем журналистам права взглянуть на экраны с презентацией. К тому же, ни у кого из них на руках нет этого законопроекта, — заметила она, а потом предложила внести убийственные поправки, касающиеся доступа граждан к информации о доходах чиновников, депутатов и судей.

— Все государственные служащие сдают эту декларацию. На самом деле она нигде не публикуется. Очень трудно сверять и убеждаться в достоверности этих данных. У нас невозможно публиковать никакую информацию о государственных чиновниках, депутатах и судьях. Потому что считается, что это нарушение их личных данных, пространства. Когда мы начинаем публиковать «дворец чиновника», который проработал один год на таможенном посту, мгновенно начинают поступать иски, что это его личные данные, которые нельзя публиковать и нельзя, чтоб оно стало достоянием общественности, — сказала Джандосова.

Разработчики переглянулись, словно их в чем-то уличили. Тут подключился Нурлан Абдиров, искусно протянув время, чтобы благополучно дожить до обеда, указанного в программе конференции. Он рассуждал о ценности этой дискуссии, да так сладко, что в какой-то момент даже показалось, что с принятием закона в нашей стране наступит какая-то невероятная демократия.

В кулуарах журналисты государственных СМИ без конца спрашивали депутатов.

— Когда уже мы сможем воспользоваться нормами этого закона?

— В этом году рассмотрим, — деловито отвечали парламентарии.

Совсем не удивительно, что предложения международных экспертов конкретно прописать, какая информация будет считаться «государственным секретом», а какая «информацией для внутреннего пользования», разработчики закона проигнорировали.

— В законе представлен перечень информации, который необходимо раскрывать, а не тот, что необходимо закрывать, — объяснил журналистам логику разработчиков специалист Кластерного бюро ЮНЕСКО Сергей КАРПОВ. — Все наоборот. Получается, что «вы можете публиковать только то, что там перечислено, но то, что секретно, мы вам не скажем».
Законопроект «О доступе к информации» разрабатывают ударными темпами. Независимые эксперты в шутку прозвали его «Законом о частичном доступе к информации».

Анар Бекбасова

Источник: Аналитический портал ratel.kz

Похожие записи: