ООН и ОБСЕ раскритиковали закон «О доступе к информации», который обсуждается в нижней палате парламента. По мнению представителей авторитетных международных организаций, закон требует серьезной доработки и его принятие в нынешнем виде может иметь обратный эффект — не облегчить, а наоборот усложнить доступ к информации.

Среди основных функций закона, который рассматривается парламентариями возможность получать информацию о контроле бюджетных средств республиканского бюджета.

Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ в своем анализе проекта закона отметило, что серьезной недоработкой предлагаемого варианта является попытка разграничить информацию на ограниченного и неограниченного доступа. В тоже самое время критерии определения информации ограниченного доступа в законе не прописаны, что может привести к самым разным трактовкам этого пункта со стороны чиновников и контролирующих органов.

Непрозрачный механизм

О необходимости принять закон «О доступе к информации» ранее говорил президент РК Нурсултан Назарбаев. Он должен стать составной частью 5 институциональных реформ главы государства.

Заместитель регионального представителя программы развития ООН в Казахстане Мунхтуя Алтангерел заметил, что расширение возможности граждан участвовать в процессе принятия решений через развитие саморегулирования и местного самоуправления (должны служить созданию эффективной местной полицейской службы, подотчетной местным исполнительным органам.

Специалист в области информационных технологий Михаил Тюнин считает, что практически нет реальных норм в рамках законопроекта, которые бы способствовали развитию Казахстана. Он опасается, что новый закон в нынешнем варианте не приведет к реальной борьбе с коррупцией.

Kursiv.kz попросил юристов и разработчиков законопроекта оценить рекомендации международных организаций и проанализировать критические замечания по законопроекту.

Депутат партии «Нур Отан» Айгуль Соловьева заметила, что давно идет речь о доработке закона, и не только, потому, что ОБСЕ, ООН, а также международные организации сделали свои предложения, но и потому что депутаты находятся в поиске оптимального и приемлемого варианта. Положения об ограничении существуют во всех странах, другой вопрос степень и уровень, а также порядок и процедура отнесения информации к закрытой.

«Секреты и государственные тайны, во всех странах существуют и к ним действительно доступ ограничен. Другое дело таковыми они всю жизнь не могут являться. Исходя из этого и опираясь на закон о государственных секретах и тайнах, в котором тоже есть свои нормы, депутаты, на мой взгляд, нашли оптимальный вариант. Особо много дискуссий идет об информации для служебного пользования. Надеюсь, что депутатам удастся найти приемлемый подход, поскольку глава Государства в национальном плане действий четко определил поле. Открыто и доступно все, кроме секретов и тайн», — убеждена она.

Серьезные недоработки

Управляющий партнер Казахстанской Лиги юристов Станислав Лопатинзаметил, что свои рекомендации по результатам анализа версии проекта давал эксперт Дмытро Котляр при поддержке Центра исследования правовой политики. Им был сделан очень тщательный и глубокий анализ и дан общий вывод о том, что проект требует значительной доработки. Все предложения аргументированы ссылками на мировой опыт развитых стран и аналогичные законы государств ближнего зарубежья.

Группой экспертов ООН в ответ на запрос председателя Комитета Мажилиса Маулена Ашимбаева была подготовлена экспертная оценка законопроекта на соответствие международным принципам свободы информации. Эта оценка подчеркивает сильные стороны законопроекта, но также и указывает на ряд откровенно некорректных положений, среди которых множество исключений из правил, слабые процессы опротестования, особый режим предоставления информации для парламента и администрации президента, несоответствие отдельных принципов международным нормам. Свое заключение предоставило БДИПЧ ОБСЕ. Именно в этом заключении и прозвучали предложения заменить систему разделения информации на информацию с ограниченным и свободным доступом, правилом о том, что публичная информация будет априори доступна для общественности, за исключением случаев существования серьезных и веских причин для ее неразглашения.

В целом, все перечисленные рекомендации, а также еще несколько неупомянутых, сложны для восприятия тех, кто не относится к профессиональному юридическому сообществу в силу специфического стиля изложения, применения терминов, ссылок на иные акты, в том числе международные. Между тем, экспертами не было дано ни одного предложения, рекомендовавшего ограничить порядок предоставления информации, указывающего на излишнюю либеральность процедур или ущемление интересов государства. И это несмотря на то, что в выводах каждого анализа подчеркиваются и положительные моменты. В целом, это многое говорит о четком характере проекта закона и преследуемых его принятием целях. Во всех проведенных исследованиях подчеркивается приверженность законопроекта «культуре секретности информации», общий посыл к тому, что вся информация является закрытой, а лишь по велению государственной власти отдельные крупицы этой информации могут стать доступны для общества, заметил юрист.

«С таким подходом со стороны разработчиков закона не могли согласиться международные организации ввиду того, что принципы, заложенные в законопроект, противоречат общепринятым международным нормам, принципам и стандартам. Чувствуется, что законопроект изначально был предназначен для регулирования информации о деятельности органов государственной власти, а о свободе получения и использования информации разработчики заботились в последнюю очередь. Логично предположить, что нежелание государства делиться информацией с ее конечным потребителем — человеком, продиктовано банальным страхом потерять власть. Информация — довольно мощное оружие в умелых руках, которым можно вести войну и свергать правительства. Если закон будет принят в действующей редакции, то благодаря его размытым формулировкам мы получим великолепный инструмент для чиновников, которым они могут любую общедоступную информацию превратить в закрытую, и оспорить такие действия будет крайне трудно. Безусловно, я поддерживаю мнение экспертов о том, законопроект крайне сырой и однобокий, требует глубокой доработки, а то и вовсе переработки. Одно дело — когда в целом правильный закон не исполняется отдельными представителями нашего социума — всегда есть возможность добиться справедливости, а совсем другое дело — закон, который как коряга цепляется за все, что только можно зацепить, застревает в неподходящих местах и осложняет жизнь всем вокруг. И что самое плохое — с таким законом будет намного труднее добиться защиты своих прав», — подчеркнул г-н Лопатин.

Правильные рекомендации

Генеральный директор ТОО «Компания «ЮрИнфо», эксперт по информационной политике Игорь Лоскутов считает, что рекомендации международных организаций правильные, они аккумулируют, изучают и обобщают опыт государств, которые участвуют в их работе, и дают на этой основе ссылки на лучшую практику. Другое дело, что они не могут знать и учитывать всю специфику работы государственных органов, которые порой замечательно имитируют демократические процедуры, но не наполняют их реальным содержанием. Например, идет обсуждение проекта «О доступе к информации», который на нынешнем этапе пока еще только потенциально может быть внесен на рассмотрение парламента. Между тем, подходит к завершению обсуждение законопроекта «О правовых актах» и о нем никто не говорит, заметил эксперт.

«Ведь информация, находящаяся в распоряжении государственных органов, в основной своей массе документируется и оформляется как раз в виде правовых актов. Соответственно реальные механизмы ее публикации и доведения до сведения общественности будут в законе „О правовых актах“, который чиновники лепят по своим лекалам и в своих интересах, не запрашивая никаких международных экспертиз. По большому счету, в этом вопросе нужна политическая воля и практические меры по ее исполнению, ведь непонятно, что мешает государственным органам выложить на своих сайтах все действующие документы в соответствующих отраслях. Или ежемесячно размещать все принимаемые приказы, за исключением секретных. Зачем им для этого специальный закон? Им и действующее законодательство позволяет это делать, но, ни в одном министерстве нет такого желания», — сказал он.

Что рекомендует УВКПЧ ООН?

Управление Верховного комиссара ООН по правам человека разработало свои рекомендации по обеспечению прозрачности в процессе доступа к информации в РК.

УВКПЧ рекомендовало реализовать принцип максимальной раскрытости информации, установить приоритет закона над другими, регулирующими процедуры доступа и получения информации.

УВКПЧ советует закрепить механизмы доступа на открытые заседания. Следует прописать обязательство обладателей информации обеспечить свободный доступ пользователям, в том числе лицам со специальными потребностями, включая иные отведенные для этих целей места, где эти сведения могут и должны храниться (например, в библиотечных и архивных фондах).

УВКПЧ рекомендует ввести процедуру обжалования решения без согласования с вышестоящим лицом обладателя информации в досудебном порядке. Помимо общественного совета по вопросам доступа к информации, создание которого предусмотрено законопроектом, необходимо также рассмотреть вопрос о создании специального уполномоченного органа для рассмотрения жалоб при отказе в предоставлении доступа к данным. В функцию такого специального органа, ответственного за свободу информации, должно входить повышение осведомленности общественности о соответствующем законе и обеспечение его надлежащего исполнения.

Источник: http://www.kursiv.kz/news/details/vlast/vne_zony_dostupa_zakon_ob_informatsii_ne_proshel_proverki_oon_i_obse_273/

Похожие записи: